Район, где расположена современная Аланья, не раз оказывался в центре важных исторических событий в античные времена. Более того, некоторые римские императоры не только посещали эти места, но и оказывали особые почести жителям провинции Киликия (Киликия – древнее название одной из Римских провинций, расположенной от Сиде до Мерсина).

«Император Септимий Север благодарит доблестных жителей города Сиедра за героическую борьбу против разбойников и варваров, угрожающих благоденствию Римской империи», — примерно так можно перевести текст надписи на большом двухметровом камне, который находится в археологическом музее города Аланьи и датирован 194-м годом н. э.

Что же это за город такой, жители которого, по мнению римского императора, спасли Римскую империю от разбойников? В чём же заключался подвиг жителей Сиедры, удостоенный благодарности римского императора Септимия Севера, выраженной в 46 строчках, высеченных в камне?

Город Сиедра, античные развалины которого расположены в 10 км от Аланьи, был одним из городов-полисов Киликии — римской провинции. Примерное время возникновение города — VII в. до н. э. Сиедра состояла из морского порта и крепости на холме. Город богател за счет торговли, чеканил собственную монету с надписью CΥΕΔΡΕΩΝ.

Благодаря своему географическому положению, удобным портам и сильным крепостям Киликия стала служить Риму одной из важных военно-стратегических баз для войн на Востоке для завоевания и удержания под своей властью Малой Азии, Армении, Сирии и других стран.

Киликия вместе с морскими портами Сиде, Аланьи, Сиедры и Тарса служили воротами для вторжения римских легионов в страны Востока. Но Киликия представляла собой слишком сложное географическое образование разнородных частей, чтобы ее можно было быстро организовать как единую римскую провинцию. Римские власти почти 200 лет подбирали разные формы управления этой провинцией, понимая, что в интересах Римской империи учесть и мнение жителей городов, имеющих стратегически важные порты для Рима. Обладание Киликией давало Риму контроль над важными сухопутными и морскими путями Восточного Средиземноморья и сдерживало растущую мощь Парфии. Жители Сиедры отлично это понимали и, обладая свободолюбивым характером, долгое время отстаивали своё право на независимое управление городом, хотя, конечно, не могли не признавать власти римских легатов на своей территории.

Что же за событие произошло в 193-194 годах н. э., которое позволило Сиедре укрепить свой независимый статус и даже освободиться от римских налогов, составлявших 12 % от стоимости имущества в год?

Началось всё в апреле 193 года, когда Септимий Север — один из трех римских полководцев — после внезапной смерти правителя Рима приглашается сенатом занять должность римского императора. Но власть Септимия Севера была непрочна. На Востоке и на Западе y него были соперники, также претендовавшие на римский престол, искусные полководцы Клодий Альбин и Песценний Нигер, имевшие многочисленные войска.

Сначала Септимий Север отправился на Восток. Вся эта половина государства от Евфрата до Византии признавала императором не его, а Нигера. Септимию Северу для победы в этой гражданской войне и укрепления своего положения в качестве римского императора было важно обеспечить концентрацию военных сил и свободный проход через Киликийские ворота и через киликийские порты, включая порт Сиедры. Но оказалось, что район вокруг Сиедры не так спокоен, как это казалось императору. Выяснилось, что в Киликии проживают не только лояльные к римской власти жители Сиедры, но и не признающие никакой власти дикарские бандитские формирования.

Таким образом, с экономически развитыми городами, организованными по типу греческих полисов, где сложились условия для введения обычного римского провинциального управления, в Киликии были и периферийные районы, в которых проживали разбойничьи племена и пираты. По сведениям географа Страбона, жители этих мест строили дома на деревьях, откуда нападали на путешественников, а также совершали опустошительные набеги на киликийские города. В частности, Страбон писал: «Некоторые разбойники Киликии живут на деревьях и в башенках… Они питаются звериным мясом и желудями, нападают на путешествующих, спрыгивая на них со своих подмостков».

Об одном племени киликийских разбойников — клитах — Тацит сообщает, что когда Архелай, царь Каппадокии, к владениям которого римляне причислили часть Киликии, попытался установить налоги, племя ушло в горы Тавра и оказывало серьезное сопротивление войскам Архелая.

Позднее, при Клавдии, те же племена клитов, под руководством Трособора укрепились в горах и стали оттуда совершать нападения на земледельцев и горожан, на торговцев и моряков.

Таким образом, проблема с разбойниками в районе Сиедры существовала более 100 лет, и периодически Римская империя оказывала помощь Киликии как своей провинции в борьбе с ними. Но именно в тот период Римская империя не могла выделить свои войска для обеспечения безопасности жителей Сиедры, все её силы были направлены на восток, в Сирию, где находился второй главный  претендент на римский престол Нигер. К тому же захват разбойниками Киликийской тропы на севере, в районе гор Тавр и стратегически важных портов Киликии, включая порты Аланьи и Сиедры, очень мешал Септимию Северу в продвижении его войск на Восток для войны с Нигером.

Неожиданно для римского императора жители Сиедры, не дожидаясь помощи Рима, сами смогли мобилизовать свои войска по типу народного ополчения и разработать военные планы по уничтожению лесных разбойников на всей территории Киликии.

В итоге Септимий Север, не теряя времени и военных сил, быстро добрался до Восточной провинции, где разбил все войска противника, в том числе в проходах киликийских гор. В хрониках об этой гражданской войне сказано очень мало, но точно известно, что была она отнюдь не быстрой и легкой, многие провинциальные города стали получать освобождение от некоторых повинностей, другим были даны права римских колоний. Сиедра оказалась среди этих городов в первую очередь, т. к. взяла на себя все тяготы борьбы с лесными разбойниками, не отвлекая императора от его главной цели.

Император Септимий Север часто оказывал помощь провинциальным городам, таким, как Сиедра, возможно, и потому, что сам родился в провинции, а точнее, в Африке, в 620 милях от Карфагена, и для римлян он всегда оставался варваром, его родным языком был финикийский, и по-латыни до конца жизни он говорил с сильным акцентом. А его сестра так и не выучила латынь, и Север отослал ее, чтобы не портила ему репутацию. К ужасу римлян, его второй женой стала иностранка — Юлия Домна, которая по происхождению была сирийка.

В честь побед в восточных (парфянских) кампаниях в Риме в 205 году была установлена триумфальная арка Септимия Севера, которая и сейчас является самым большим сооружением на Римском форуме. На ней написано: «Отцу отечества за спасение государства, и расширение владений римского народа, и за выдающиеся заслуги на родине и вне её — сенат и римский народ». Поэтому, прогуливаясь по Риму и  осматривая триумфальную арку, мы смело можем вспоминать жителей Сиедры, которые тоже приложили руку к победам Септимия Севера, о чём нам напоминает каменная стела, расположенная в археологическом музее Аланьи.

Всю свою политику Септимий Север строил на поддержке армии, об этом он говорил и своим сыновьям: «Ублажайте воинов, на всех остальных же можете не обращать никакого внимания». Именно так он сам и поступал всю свою жизнь. Правда, о гражданах своей империи он тоже не забывал. К моменту его смерти в Риме было запасено хлеба на семь лет вперед, а масла столько, что его хватило на пять лет для всей Италии.

Септимий Север прожил 65 лет и был настолько деятелен, что, даже умирая, прошептал: «Давайте действовать, у нас еще есть дела». Неплохой девиз и для нас — тех, кто сейчас живёт на территории античной Киликии.